самогон

про хроническое - дисклаймер

Еще раз объясняю для тупых. Медленно по буквам.

"Хронический боянчег" - событие дня передается так же, как и год назад, иногда и как 7 лет назад.

"Хронический полубоянчег" - передается то же самое событие дня, что и год назад, и 7 лет назад, но хозяин этого блога, которого я очень люблю (в отличии от вас), за год нашел и добавил новые нюансы в историю.

"Хроническое" - событие дня, найденное и опубликованное впервые (для любимого мной, в отличии от вас) хозяином блога.
Сионскiй змеевикЪ

хронический полубоянчег

Сегодня у нас 30 августа, а посему как всегда в эту дату очередной день еврейской поэзии со стрельбой.

Браунинг дали ей, чин чинарем.
Целься, сказали в лысину.
Фанни заела чай сухарем.
И прицелилась в Ленина, мысленно.
Не увернется, сказала. Бред.
Завалю в один миг картавого.
Только бы мне отыскать лорнет.
Глаза у меня не здравые.
© В. Милявский


30 августа 1918 года на заводе Михельсона некая Фейга Хаимовна Каплан, известная под именами Фаня, Фанни и Дора и под фамилиями Ройтман и Ройтблат, с расстояния в три шага из пистолета Браунинг произвела три прицельных выстрела в вождя мирового пролетариата В.И. Ленина. Когда ее задержали, то на вопрос, не она ли случайно стреляла в Ильича, последовал классический ответ: "А почему ви таки спгашиваете?", что послужило явным доказательством ее вины.
Хуевый из Фани был стрелок - всего лишь два ранения - одно в руку получил Ленин, другое - случайная женщина, стоявшая рядом с ним. "Низачот тебе по стрельбе," - сказал кремлевский комендант Мальков, пуская ей пулю в затылок три дня спустя.


За все на евреев найдется судья.
За живость. За ум. За сутулость.
За то, что еврейка стреляла в вождя.
За то, что она промахнулась.
© И. Губерман




В тот же день, 30 августа 1918 года известный еврейский поэт Каннегисер, желая отомстить за гибель своего друга еврея Перельцвейга, показал себя гораздо лучшим стрелком и в вестибюле Петрокоммунны на Дворцовой площади с первого выстрела завалил известного еврейского большевика Урицкого.

На битву! — и бесы отпрянут,
И сквозь потемневшую твердь
Архангелы с завистью глянут
На нашу весёлую смерть.
© Л. Каннегисер



Отгадайте загадку - две ноги, как у Пастернака, два уха, как у Пастернака, лицо, как у Пастернака, стихи, как у Пастернака, но не Пастернак?

Поэт Каннегисер - студент, офицер,
с Урицким совсем не знакомый,
из кожаной куртки достав револьвер,
убил молодого наркома.

- Фар вус? - перед смертью шепнул Моисей.
- Забыв о наказах Завета,
В России стреляет в еврея еврей?..
...Остался вопрос без ответа.

Гудели клаксоны. Кровавый закат
Румянил пишбарышень лица.
Шагал по брусчатке чекистов наряд,
И ужас витал над столицей.
© Григорий Подольский, 2008


К сожалению, Леня тоже получил низачот, правда, не по стрельбе, а по велоспорту - не смог уйти от погони (его велосипед догнали уже на Миллионной улице) и разделил судьбу Каплан. После задержания он заявил: «Я еврей. Я убил вампира-еврея, каплю за каплей пившего кровь русского народа. Я стремился показать русскому народу, что для нас Урицкий не еврей. Он — отщепенец. Я убил его в надежде восстановить доброе имя русских евреев».

Люба мне буква «Ка»,
Вокруг неё сияет бисер.
Пусть вечно светит свет венца
Бойцам Каплан и Каннегисер.

И да запомнят все, в ком есть
Любовь к родимой, честь во взгляде,
Отмстили попранную честь
Борцы Коверда и Конради.
© К. Д. Бальмонт.


О метких стрелках еврее Борисе Софроновиче Коверде и швейцарце Морисе Морисовиче Конради, заваливших советских полпредов еврея Петра Войкова, он же Пинхус Вайнер (одного из убийц царской семьи, за что в его честь названа станция московского метро) и поляка Вацлава Воровского соответственно, поговорим в другой раз.

Ну, за целкость, кучность и поэзию!
самогон

четал новости