Category: лытдыбр

хуи

хронический полубоянчег

29 января 1979 года было понедельником. "Ненавижу понедельники," - сказала шестнадцатилетняя Бренда Спенсер, взяла винтовку, подаренную накануне папочкой на именины (вообще-то она просила радио, но папа решил иначе), и открыла из своего окна огонь по двору родной школы, которая была как раз напротив. Двое убитых (из них один директор школы), девять раненых.


Фамилии убитых подозрительны, их стоило пристрелить только за это.

Казалось бы, говно результат, но надо учесть, что девочка оперировала мелкашкой 22 калибра и успела сделать всего тринадцать выстрелов (некоторые источники говорят, что тридцать шесть). На вопрос, зачем она это сделала, ребенок ответил: "Я просто начала стрелять, вот и всё". А потом добавила: "Я сделала это просто так, смеха ради. Просто я не люблю понедельники. А так — хоть какое-то развлечение. Никто не любит понедельники". Умная девочка явно хотела убить всех людей, просто у нее кончились патроны.



По мотивам этого события Боб Гэлдоф написал веселую песню I Don't Like Mondays.



В юности она мне очень нравилась, хотя кроме этой строки ничего в ней не понимал. Да и что там было понимать в передаче Севы Новгородцева по радио ВВС с традиционными глушилками.

Танцуют все! Кроме, увы, Бренды, которая все еще отбывает пожизненный срок, хотя, следующее прошение об условно-досрочном освобождении она может подать уже в 2019 году. До этого ей четыре раза отказывали. Если ей откажут и в этот раз, то это будет издевательством над правом человека на нормальное питание - в ее тюрьме Бренду пытают перееданием, специально не запирая на ночь тюремный холодильник.



Вот он, звериный оскал американского империализма! Свободу Бренде Спенсер!



Ну, за целкость и кучность! И за бойких девчонок.
самогон

хронический боянчег

В своем счастливом детстве довелось мне быть юным артековцем. Нас там учили одной смешной африканской песне-кричалке, те, кто был в Артеке, наверняка ее помнят: "Зингузами, зингузие, о-бэ, о-бэ, о-бэ, о-бэ..." Эту песню артековцам подарил гость Советского Правительства, почетный пионер и по совместительству Центральноафриканский император Жан-Бедель Бокасса (первый).



"Мне очень понравились советские дети," - весьма двусмысленно сказал после принятия в пионеры людоед Бокасса. На досуге император любил дегустировать рагу из политических оппонентов, которое называл "сахарная свинина", а блюдо из местных школьников называл "плоды просвещения". Знал бы пионер на снимке, о чем думает Бокасса, с плотоядной улыбкой глядя на него, обосрался бы или удушил его галстуком.

Кстати, тамошние пионервожатые с круглыми глазами рассказывали, что африканский президент на вопрос, чего бы ему хотелось получить на память об Артеке заявил, что фаршированного рисом пионера, повязавшего ему галстук. И на следующий день этот пионер якобы пропал без вести, а власти скрывали (с).

20 сентября 1979 года французская военщина покрыла свое имя неувядаемым позором, свергнув величайшего политика ХХ века. Вечная память тебе, Жан-Бедель! Ты еще долго мог бегать по Африке и кушать детей.

Ну, за добрую закуску!
самогон

хронический полубоянчег

В своем счастливом детстве довелось мне быть юным артековцем. Нас там учили одной смешной африканской песне-кричалке, те, кто был в Артеке, наверняка ее помнят: "Зингузами, зингузие, о-бэ, о-бэ, о-бэ, о-бэ..." Эту песню артековцам подарил гость Советского Правительства, почетный пионер и по совместительству Центральноафриканский император Жан-Бедель Бокасса (первый).

"Мне очень понравились советские дети," - весьма двусмысленно сказал после принятия в пионеры людоед Бокасса. На досуге император любил дегустировать рагу из политических оппонентов, а блюдо из местных школьников называл "плоды просвещения". Знал бы пионер на снимке, о чем думает Бокасса, с плотоядной улыбкой глядя на него, обосрался бы или удушил его галстуком.

20 сентября 1979 года французская военщина покрыла свое имя неувядаемым позором, свергнув величайшего политика ХХ века. Вечная память тебе, Жан-Бедель!

Ну, за добрую закуску! За сахарную свинину!